Двойняшки: подруги с рождения

17 июня 2015

С сестрой я подружилась еще в животе мамы. Мы родились 1 апреля. Двойня? Никто не ждал двойню: в те времена не было УЗИ. Поэтому папе, обзванивавшему друзей с новостью, никто не поверил. Да и мама с папой поверили не сразу. Сейчас нам 36 лет. У каждой из нас по дочке. И мы остаемся лучшими подругами.

Текст: Татьяна Волкоморова

Я представляю, как это непросто – быть родителями двоен. Но когда, гуляя в парке со своей дочкой, периодически встречаю мам, катящих двойные коляски, – это для меня добрый знак: значит, скоро будет что-то радостное. Всегда борюсь с собой, чтобы «не пялиться». Хочется подойти, посмотреть на малявок, высказать маме свое «завидую». Потому что и ей, и детям повезло.

Разные, очень разные

Мне кажется, я лет с четырех уверенно могла говорить, что мы – разнояйцевые. Не близняшки, а двойняшки. Мы совершенно разные как по внешности, так и по характеру. Девочку, которая кричала громче, папа назвал Таней. Это я. Я родилась первой и всегда была крупнее сестры. Лапочку, притворяющейся тихоней, назвали Олей. Считалось, что я больше папина дочка, в его породу, а Оля – мамина. Наши родители во многом – противоположности, их взгляды контрастны. Папа склонен к авторитарности, мама либеральна. Папа любит порядок, маме необходим хаос. Папа рационален и приземлен, мама эмоциональная, творческая фантазерка. А мы с Олей умудрились не дублировать  друг друга в крайностях родителей. Наверное, в течение девяти месяцев нашего пребывания в мамином животе мы развлекались тем, что делили – чувство юмора тебе, а хороший аппетит мне; раз стройность тебе, значит, густые волосы мне; ах, ты хочешь быстро бегать, ну тогда я буду легко садиться на шпагат, а общительность меняю на усидчивость... Сейчас я очень благодарна маме и папе за то, что они принимали нашу разность, искали и находили разные подходы к нам. Например, маме пришлось набраться терпения, чтобы научить меня читать, в то время как Оля освоила это мастерство быстро и легко.

Взаимовыручка с горшка

Оля была всегда увлекающейся и общительной, а я – эдакой тревожной аккуратисткой. Пока сестра гуляла, я могла доделывать уроки и складывать портфель. Вернее портфели. Свой и Оли. Ей было неважно, если она что-то забудет, а я переживала и подстраховывала ее. Зато Оля меня всегда защищала. Помню, папа поручил мне пропалывать в саду грядку под вишней. А по ней ползали муравьи и тля. Я их боялась до оторопи. Но папа у нас такой, что прополоть было нужно. Сестра согласилась поменяться грядками, потому что насекомых она не боялась, а меня было жалко. А однажды во дворе какие-то старшие девочки стали на меня «наезжать» и назвали коровой. Моя Оля, меньше меня на голову, вышла вперед, сделала руки в боки и так мощно ответила, что хулиганки от нас отстали.

Если у кого-то из нас случались неприятности, мы очень расстраивались. Однажды Оля упала с качелей, сильно ударилась головой, кровь хлестала. Когда мы прибежали домой, мама не сразу поняла, с кем беда, потому что в крови были обе, а я ревела громче. А недавно мама рассказала мне, что в три года я очень сильно болела, а Оля сидела рядом, подстанывала, гладила меня, не оставляла. Я заплакала, – так меня растрогала эта история.

Немного о чудесах

Иногда нас спрашивают, правда ли, близнецы чувствуют боль друг друга на расстоянии. Я не знаю. Ведь мы двойняшки, а не близняшки. Мы не чувствуем боль друг друга, находясь далеко друг от друга. Слава богу! Но странности с нами происходят постоянно. Было огромное количество случаев, когда мы, не договариваясь, не созваниваясь друг с другом, сталкивались и встречались. Буднично на транспортной остановке или во время празднования Дня города в многотысячной толпе – пересекались, как будто кто-то вел за руку.

Единственный телефонный номер, который я помню наизусть, принадлежит Оле (любимый муж, прости!). Только я беру телефон, чтобы набрать Олю, как она мне звонит, и наоборот. Это уже даже не удивляет.

Зато продолжаем удивляться, когда у нас происходят одинаковые события – обеим нежданно-негаданно выплатили премию, обе ночью просыпались и мучились бессонницей... Отдельная тема — наши дети, их реакции на нас и взаимоотношения друг с другом. Когда родилась моя племяшка Анечка, я была единственной взрослой помимо родителей, кому она всегда улыбалась. Как-то был период, когда у нее было три куклы – Таня, Танечка и Танюшка. Сейчас ей семь лет, и мы здорово ладим. Моей дочке месяц назад исполнился год, и Анюта —ее фаворит. С ней Варюша лучше ест, пьет лекарства, одевается и играет. Их очень часто принимают за родных сестер, поражаясь теплым отношениям. А Оля может найти с моей Варей общий язык практически всегда, даже когда детка ревет о том, что не хочет надевать шапочку.

Мы особенные

И я, и сестра выросли в ощущении, что мы не такие как все. Мы – двойняшки. У меня вообще синдром белой вороны очень крепкий. Возможно, эту мысль нам подкинула мама. Мне кажется, она неосознанно нас как-то с младенчества программировала. Я помню ее фразы, что мы счастливые, так как родились в воскресенье. И что везучие, потому что первоапрельские. А еще как нам повезло, что мы родились вдвоем: каждая из нас получила подругу на всю жизнь. Когда тебе пять лет, и сестре купили красивую сиреневую куртку, а тебе некрасивую сине-красную, про везенье не очень-то веришь, но с годами стало очевидно, что мама «в воду глядела». Например, жизнь так сама складывалась, что мы всегда учились в хороших школах с отличными учителями и одноклассниками. При этом мама и папа не прилагали для этого каких-то специальных усилий, волна подхватила и понесла.

Конкуренция для здоровья

Считается, что один из бонусов наличия двойняшки – ресурсность в условиях конкуренции. Для нас это так. Мы не боимся конкурсов, соревнований. Если на работе появляется кто-то близкий нам по уровню, у нас только ярче загораются глаза. И понятно, почему. Это естественная среда с детства.

Наш тренер по фигурному катанию отчитывалась: «Оля лучше прыгает, чем Таня, а Таня встает на мостик лучше Оли». Мама вспоминает: «У Лельки всегда было много подружек, она все воспринимала на слух и собирала словарный мусор, принося домой «текет и ложит». Зато Таня-Маня была очень стеснительной, обидчивой, но много читала и диктанты писала лучше Оли». Такой анализ слабых и сильных сторон, знаете ли, закаляет. У нас были подруги, которые отказались чем-то заниматься, лишь потому, что они были не лучше всех. В нашей ситуации такой подход был бы невозможен. Потому что ты каждый день была немного хуже, чем твоя сестра. Или немного лучше.

Мы ссорились и даже дрались практически каждый день. Тогда я обижалась, что папа и мама никак не участвуют в наших разборках, не ставят на место Олю, не объясняют ей, что ее очередь мыть посуду и полы, а не моя. Но сейчас я понимаю, что у меня был отличный тренинг по умению договариваться, защищать свои границы, отстаивать права и находить компромиссы.

Хотя и мама, и папа очень равно проявляли к нам свою любовь, конкуренция за их ресурс наверняка тоже была. Я представляю, как сложно было в нашем младенчестве кормить двух детей одновременно. Наверняка сначала брали ту, что громче кричала. Поэтому для меня понятен паттерн – хочешь есть, будь активней.

Безусловная любовь

Я могу рассказывать про мою сестру-двойняшку и как я горжусь ею, бесконечно. О том, что мы практически никогда не говорим «мой папа» или «моя мама», ведь они «наши». Вспомнить поступки 30-летней давности, из-за которых мне стыдно перед ней до сих пор, и которые научили меня думать о последствиях. Можно было бы описать, как я была зациклена на сестре, и не нуждалась ни в каких друзьях-подругах, а потом отпустило, и сейчас мы вполне самодостаточны. И как мы ссорились и мирились, как определялись с вузами, профессиями. Как я благодарна родителям, что мы в школе учились в одном классе, а поступили в разные вузы. Как в прошлом году решились на свой бизнес, общее дело. А есть же еще наш старший брат и наши взаимоотношения с ним. Но это все частности одного общего под названием любовь.

Вспоминая себя и сестру малышками, школьницами, студентками, вижу, как растут и становятся все теплее, нежнее наши отношения. Мы знаем друг друга лучше всех, все наши «козьи морды» и теневые стороны. Мы ссоримся, спорим и критикуем друг друга. Но даже это проявление любви. Хорошо, что мама и папа так славно пошутили 1 апреля.

Комментарии