Мамина вина

Когда мы говорим о том, что должна женщина и что должен мужчина, получается какая-то несправедливость. По-прежнему спрос с мамы больше. А еще, когда только ленивый не знает про травму поколений, и что многие проблемы идут из детства…. Ох, как новое, освоенное по журналам психологическое знание вгоняет в чувство вины матерей – что-то да не так сделала.

Текст: Анастасия Муравьева, психолог, художник, директор семейного центра "Дарина"

В декрете долго сидит – ребенку не хватает свободы, мало сидит – любви. Успевает все – ребенку будет не хватать… ну, например, умения признавать слабости. Что бы ни делалось – виновата мама.

Конечно, есть определенные этапы развития, в которых очень важно маме быть рядом. Чтобы чувствовать, что я нужен, что мне рады. Что у меня есть право на чувства, желания и дела. Легко объяснить и обратное – сложно сейчас понимать, что же ты хочешь на самом деле, наверное, это потому, что рано попал в ясли, где с тобой никто не считался.

Предположим, маме надо выйти на работу. Надо – это значит НАДО. Ну, не могла иначе. Первое, что надо сделать – это перестать винить себя. Нет ничего хуже, чем обвиняющая себя мама. Времени наедине с ребенком стало меньше, заполнять его нервозом и того хуже. Прежде всего, надо усвоить одну простую вещь – качество проведенного времени часто гораздо важнее, чем его количество.

Другая ситуация. Мама фрилансер, ребенок все время с ней, а работать она продолжает почти без перерыва. Такова жизнь почти всех «свободных художников» - визажистов, швей, дизайнеров. Нередко дети становятся полноценными участниками встреч с заказчиками. На мой взгляд, это самый лучший вариант развития событий. Во-первых, мама продолжает быть рядом. Во-вторых, она не растворяется в ребенке и заботе, а успевает быть самой собой, делать любимое дело. Я бы даже посоветовала всем, кто сидит в традиционном декрете придумать себе хобби – чтобы ребенок ощущал этот порыв делать дело, любить рабочий процесс, увлечение.

Отдельная история – это мамы, которые не просто работали, а создали в декрете микро-бизнес. Я, например, открыла свой семейный центр, когда дочери исполнилось три месяца. Самое сложное тут, конечно, не количество дел, а волнения и страхи – а вдруг не пойдет? А вдруг уйдем в «минус», что тогда? У меня вообще не было «запасного аэродрома» и работать пришлось очень много, хоть и с дочкой на руках, благо слинги мы с ней освоили и полюбили.

Кажется, куда проще, когда есть возможность сидеть в декрете. Полностью погрузиться в материнство кажется прекрасным, и вот уж тут все травмы развития, о которых так много писали противники яслей, точно пройдут стороной. Есть правда термин «детоцентрированная семья», когда ребенок и правда становиться центром мира. Поколение детей, воспитанных в такой атмосфере, конечно, будет более устойчивым, будет осознавать свои желания, ощущать любовь. А что дальше? Важно передать пример отношений между мужем и женой, ощущение радости от достигнутой цели, умение сказать «нет» и отстаивать границы. Умение быть собой и сепарация, та самая сепарация, чтобы отпустить и дать право выбора и отстаивания своего мнения – а ведь азы этих навыков закладываются уже лет с двух. И вот тогда хорошо бы понять, а почему я боюсь отпустить ребенка? Иногда важно дать своему внутреннему ребенку заботу, не вваливаясь целиком в материнство, а развивая другие свои грани.

На самом деле, мне самой тогда не хватило рядом плеча, слова, поддержки, что все будет хорошо. И вот эта тревожность и неуверенность – самые сложные чувства в материнстве, самые мешающие жить хорошо. Как выйти из этого? Мне помогла, как это ни банально, личная терапия, взгляд на жизнь объёмно – что это не только работа, успех, карьера. Ну и, конечно, навык не сравнения себя с другими. Благодаря этим проработкам удалось выстроить и более крепкий контакт с ребенком. Это, прежде всего, навыки снятия тревоги в телесных практиках – сейчас они есть и парные, мама+ребёнок. Отличная возможность и после работы восстановиться, и с ребёнком побыть. Ну и, конечно, погода в доме.

Если есть рядом близкий, который поддерживает любое решение – работать, сидеть в декрете, совмещать, или вовсе валять дурака – это просто прекрасно. Если в семье нет критика, который знает, как надо жить – это замечательно. Нет никаких правил, кому быть в декрете – маме или папе, исключая конечно физиологию, кормление. Бывает, с папой комфортнее и лучше, бывает – нет. Главное – чтобы все были на своих местах, «на своих» – я имею в виду комфортных себе. Это совершенная чушь про необходимость быть сильным мужчине и слабой женщине, точнее, что вкладывается в эти слова. Сила в том, чтобы быть в контакте со своими чувствами и желаниями, уметь жить свою настоящую жизнь. И если роли меняются, почему нет? Когда мне говорят, что ребенок скопирует модель «сильная-деловая женщина и слабый мужчина» и будет жить не свою жизнь, я спрашиваю только одно. Про что эта конкретная модель в этой конкретной семье? Если все счастливы, то это уже точно не страшно. Наоборот, при такой расстановке можно научиться только быть собой. Сильной, слабой, правильной, неправильной – собой. Если эта модель вынужденная, с абьюзом, где, например, мужчина (или женщина) вообще ничего не хочет, критикует, где нет уважения – то тогда зачем такая семья вообще? Времена, когда брак был частью системы выживания и безопасности ушли.

Я всегда говорю одно и то же: семья - это тыл. Здесь нет и не должно быть критики, осуждения или споров. Каждый приходит в семью не воевать и отстаивать свои права, а просто жить и радоваться. Все, точка.

А как же быть с чувством вины, которое поглотило новое поколение матерей? Правило тут хоть и с сарказмом, но простое. Если вы не бьете и не пьете, то по умолчанию – хорошая мама. Именно та, которая нужна. Даже если проводите с ним мало времени. Или делаете что-то не так. Ведь нельзя любить неправильно, правда?

Комментарии